23:11 

Рассказ часть 1

Marick.
Простить, желание понять, Любить, иль снова ненавидеть. Иискать, желать, терять, мечтать. Открыв глаза хочу лишь видеть.
В общем выношу на суд мое первое произведение в прозе. Вполне допускаю что есть стилистические, а уж тем более грамматические ошибки, но все старалась по возможности править. с Уважением отнесусь к конструктивной критике и приму Ваши комментарии ))

Здравствуй дорого читатель. Меня зовут Мика, мне пятнадцать лет. Сейчас я учусь в средней школе города Кантон штата Огайо.
Забавно, это город вошел в десятку самых неблагоприятных для проживания городов в США по версии американского Forbes.com в 2010 г. И располагается в списке городов с самым низким уровнем образования. Хотя … кто просматривает эти глупые рейтинги и списки. Возможно, только те, кто слишком много смотрят телевизор.
Но меня, по-моему, занесло совсем не в ту сторону. Прошу прощения дорогой читатель.
Я хотел рассказать одну историю, возможно, уже слишком обыденную для нашего мира. Но прошу не судить меня строго. Я сам еще не совсем во всем разобрался. Просто мне очень нужно хоть для кого-то это написать. Возможно, это поможет мне, а может и нет. Это уже не важно. Я начинаю.

Все началось лет шесть назад. Я и тогда жил в Кантоне, но в квартире, за два квартала от той, где я сейчас обитаю. Отца я потерял, его подстрелил какой-то наркоман, когда он шел на работу. Мне тогда только исполнилось пять лет, и возможно в силу моего еще малого возраста я не вполне осознавал всю горечь своей утраты. Но с другой стороны, мне даже стыдно признаться, не прошло и года, а я уже начал забывать, как выглядел мой папа. Его лицо постепенно стерлось из моей памяти, пока на его месте не образовалась пустота, словно и вовсе отца в моей жизни не существовало как личности. Я, конечно, помнил смутный образ человека, что когда-то жил с нами и, которого я называл «Папа», но лица его вспомнить не мог, а фотографий с папой у нас дома почему-то не было. Единственным напоминанием об отце, осталась коричневая коробка, хранившаяся на шкафу в маминой комнате. В ней папа держал свой пистолет для защиты семьи, так как район у нас был, как вы поняли, не самый безопасный. Но сам отец им никогда не пользовался, да я думаю, ни когда бы и не смог воспользоваться, поэтому эта коробка хранилась высоко на шкафу. Так родители могли быть в святой уверенности, что я случайно на неё не наткнусь. «Правда, до безумия глупая ситуация». В общем, жил я только с мамой. Она работала горничной в отеле, и получала не слишком много денег, а кода папа умер, жить нам стало совсем туго.
Как раз, как во всех сказочных фильмах, именно в это время в наш подъезд, на этаж ниже заселился новый жилец. Это была девушка лет 22.
Первый раз я с ней встретился в лифте, когда возвращался из школы. Она влетела туда в самый последний момент, раздвигая дверцы лифта, и улыбаясь, спросила:
- Не против прокатиться в моей компании?
- Пожалуйста, – промямлил я, тупо глядя на носки своих потертых кроссовок.
- Какой-то ты понурый. В школе проблемы, аль дома грозы гремят? – спросила девушка.
- А? – непонимающе переспросил я, поднимая на девушку тусклые глаза.
- Спрашиваю, почему так сильно кошки на душе скребут у столь юного создания?
- Все нормально, – привычной фразой бросил я, рассматривая соседку по подъезду.
Она не была красавицей, но была довольно миловидной. Не очень высокая, русые волосы убраны в хвост, глаза не большие и не маленькие цвета прозрачного неба. Одета она была очень обычно: в джинсы и коричневую кожаную куртку, на правом плече висела черная сумка. В общем, вид как у сотни людей в этом городе. Девушка смотрела на меня, продолжая улыбаться.
- Да ладно тебе хмурится. На улице и так серым все небо заволокло, не надо добавлять этому миру еще и серое настроение, – она положила руку мне на плечо и предложила: – пойдем лучше, я угощу тебя горячим шоколадом. Это один из лучших источников гормона удовольствия. Поверь мне, выпьешь горячего шоколада, и на душе потеплеет. Если конечно твои мама и папа не будут против.
- Я лучше домой пойду, – пробубнил я себе под нос
- И что дома будешь делать?
- Мммм…. Телевизор смотреть.
- Ааа. … Это конечно очень нужное занятие. И обязательно поднимет тебе настроение.
Она опять задорно улыбнулась. Лифт остановился и двери разъехались. Девушка сделала пару шагов к выходу и, обернувшись, сказала:
- Меня зовут Лиза. Если передумаешь номер моей квартиры 89.
Дверцы лифта захлопнулись и он, дребезжа, поехал выше.
- Какое странное создание, – промямлил я чуть слышно, выходя на лестничную площадку и доставая ключ из кармана джинсов.
Еле справившись с вечно заедающим замком, я вошел в нашу маленькую квартирку. Сбросил рюкзак, кроссовки, куртку и медленно протопал в кухню. Заглянув в холодильник, я понял, что пока мама не вернется, ужин мне не светит. Я сел на стул и осмотрелся по сторонам в писках чего-нибудь, что можно было пожевать.
- «Вот черт», - подумал я. – «Как мне надоела эта кухня больного желтого цвета. Такое ощущение, что находишься в столовой в больнице. О нет!! Столовая в больнице куда больше. А это коробка для крыс, вся квартира, это серая коробка для крыс. Ненавижу её».
Я на секунду закрыл глаза, мои мысли продолжали вертеться вокруг этой маленькой квартиры и пустого холодильника, не желая найти себе другой объект для размышления. Что бы хоть как-то себя отвлечь, я включил маленький телевизор, висевший на кронштейне, и тупо уставился в экран, щелкая по каналам. Меня хватило минут на двадцать, прежде чем я понял, что если не выключу это чудо цивилизации, непременно сойду с ума от всего бреда, что в данный момент по нему показывали. Я прошел в свою комнату, и завалился на кровать: «Может, стоило принять предложение этой странной девушки. Хотя бы что-то попало в желудок», - начал размышлять я, - «хуже наверно, уж точно не было бы. …. Или... нет. Ну уж нет. Ходить куда-то с кем-то кого встречаешь в первый раз. Нет спасибо, я воздержусь. Хоть мне и девять мозги у меня все-таки имеются. … Хотя математичка так не считает. … Ну и черт с ней. Мне до неё и дела нет. Не до неё не до её математики. Пусть сначала научится зубы чистить, у неё изо рта воняет, тогда может, я задумаюсь о математике… Интересно, когда сегодня мама вернется». - Мысли опять потянулись к пустому холодильнику, и живот жалобно заурчал.
«Ммммм... Серый потолок, серое небо, серое настроение … Серость и сырость мои друзья, или хорошие знакомые. Хммм … или просто то, что преследует меня повсеместно, а еще серые будни, и желтая кухня, и пустой холодильник. ААА!! Так нельзя! Нельзя! Такими темпами я не дотяну до прихода мамы»
Я закрыл глаза и расслабился, представив, что проваливаюсь сквозь кровать.
«Какой же никчемный сегодня был день. Если подумать школа вообще никчемное занятие. Мне там безумно скучно, да и всем там скучно, даже учителя и те скучают в это месте. И дома безумно скучно,… а сегодня еще и необыкновенно тихо, даже соседи сверху в очередной раз мебель не двигают и не ругаются.… Я хочу провалиться сквозь этот мир,…. а потом очнутся где-нибудь в другом месте».
Мысли продолжали бродить по неведомым тропам моего сознания, перескакивая с одного на другое. Постепенно я понял что засыпаю, и с удовольствием погрузился в сладкую дремоту, которая поможет мне скоротать время.
Не знаю, сколько я спал, разбудил меня голос матери.
- Мика! Мика. Ты опять разбросал свои вещи. – Я услышал, как она зашла в мою комнату, и почувствовал, как меня трясут за ногу. – Мика, иди, убери за собой, потом поешь. Ужин на столе, я его уже погрела.
- А ты? – спросил я, поднимаясь и протирая глаза.
- Я перекусила на работе, и, наверное, пойду спать, а то мне завтра рано вставать. У нас сегодня в гостинице был безумный завал с работой. Я надеюсь, без меня ты справишься с ужином, – попыталась пошутить она, устало улыбаясь. – Ну ладно, я пойду лягу, а ты не забудь про уроки.
В ответ я буркнул что-то невнятное, а поужинав, снова вернулся в свою комнату и завалился на кровать. Закрыв глаза, я подумал: «наконец-то этот безумно долгий и никчемный день закончился». За уроки приниматься не хотелось, и так и не придумав чем себя занять, я повторно провалился в сон.
На следующий день как обычно с утра школа ожидала моего появления. Отсидев там большую часть дня, я побрел домой. Примерно в тоже время, что и каждый день я стоял в лифте, и двери закрывались. Но, как и вчера, та самая девушка помешала этому случиться.
- Ты опять хмуришься? Не надоело? – поинтересовалась она, справившись с дверцами лифта.
- А вы по-другому в лифт заходить не умеете. Предпочитаете каждый день бороться с дверьми, как с мельницами.
- Ого. А ты умней, чем кажешься на первый взгляд, – парировала она в ответ, – и да, ты прав. С этим микроскопическим приключением жизнь кажется чуть более оживленной. – Она опять задорно улыбнулась. - Странно слышать такие высказывания от ребенка восьми лет…..
- Девять, мне девять - поправил я. – Про Дон Кихота мультик смотрел. А ваши слова я полагаю за шутку принимать надо.
Ответа на свой вопрос я так и не получил. Двери лифта с жалобным скрежетом разъехались в стороны. Девушка обернулась ко мне и спросила:
- Так ты не передумал на счет горячего шоколада? ... Нет? Тебе же хуже. – Она бодро зашагала к двери, на ходу роясь в сумке.
Весь вечер я провел, изображая сильную занятость уроками. Но, к моменту, когда я ложился спать, в моих тетрадях не прибавилось, ни одной новой записи, а в голове не осело, ни одной строчки из столь «умных» учебников.
С моей соседкой по подъезду мы продолжали ездить в лифте почти до конца недели, перекидываясь парочкой фраз. В выходные же, пока мама работала, я шатался по городу, не зная куда себя приложить, а вечером пялился в телевизор. Тупея врем препровождения, чем в тот период в выходные я не припомню в своей жизни.
В понедельник после очередной встречи в лифте и порции саркастических замечаний, а так же очередного приглашения на шоколад, я как всегда в ужасно подавленном настроении зашел в квартиру. Пустой холодильник, вырвал из меня пару новых ругательств, подхваченных мной в школе. Очередные пустые полчаса перед телевизором и милая кровать. Как только я начал чуть-чуть дремать раздался звонок в дверь.
«Опять домовладелец пришел. Вечно он забывает, что маму в это время застать невозможно». Скатившись с кровати, я побрел к двери и, открывая её, уже начал говорить давно приевшуюся речь:
- Мамы нет дома, она бу …
За дверью стоял не домовладелец. Это была та самая девушка из лифта, что жила на этаж ниже. Она держала две чашки с торчащими из них чайными ложками. Над чашками поднимался пар, как от горячего чая.
- Очень хорошо, - проговорила девушка, – а то у меня всего две чашки. – И не капли не церемонясь, зашла в квартиру.
- Знаешь, к этому нужно бы еще стакан воды. Я бы захватила, но у меня всего две руки. - Она немножко приподняла чашки, демонстрируя, что руки действительно только две. - И так, где тут кухня?
Поинтересовалась девушка, вопросительно посмотрев на меня, но неожиданно рассмеялась.
- Видел бы ты себя сейчас. Разве что рот до пола не отвис. Я просто принесла горячий шоколад, все-таки решила, что ты должен его попробовать. …Ааа вот и кухня.
Она прошла на кухню и уселась на стул, поставив на стол две чашки с темно коричневой густой жидкостью. Я сел напротив, и она придвинула мне чашку.
- Попробуй, это действительно вкусно.
Я взял ложку и принюхался к содержимому в моей чашке. От жидкости приятно пахло какао и, когда я запихнул первую ложку в рот, то понял, о чем говорила Лиза. Теплый, с ярко-выраженным вкусом темного шоколада, тающий во рту. Шоколад явился для меня чем-то наподобие откровения, и внутри разлилась приятная теплота. Я закрыл глаза от удовольствия и запихнул в рот вторую ложку, причмокивая языком, желая распробовать все оттенки вкуса этого «напитка-ненапитка». Лиза встала, взяла кружку из сушилки, налила холодно воды и поставила передо мной.
- Нравиться? – спросила она, наверно умиляясь моей блаженной физиономией. Я интенсивно закивал. – Он очень сладкий, так что надо иногда делать несколько глотков, только холодной воды.
Я последовал её совету. При глотке воды вкус не только не пропал, а даже приобрел какую-то легкую бархатистость, открывая свои новые грани. Я пил медленно, наслаждаясь каждым глотком, а когда допил шоколад, или точнее доел его, то понял, что он не только очень вкусный, но и очень сытный. Чувство голода куда-то пропало.
- Спасибо, – пробурчал я
- Рада, что тебе понравилось, – допивая свою чашку, и оглядывая нашу с мамой кухню, сказала Лиза.
– Какая-то уж очень давящая обстановка в этой кухне, - проговорила она, отставляя свою чашку. - Я теперь понимаю, почему у тебя постоянно такое подавленное настроение. Все дело в кухне... и... отсутствии горячего шоколада.
Я не мог понять, шутит она или говорит серьезно, но сейчас мне было все равно. Очень приятное чувство разлилось у меня внутри, нежно обволакивая все мое существо, а на губах заиграла чуть заметная блаженная улыбка.
- Ну вот, совсем другое дело, – весело проговорила девушка, удовлетворено глядя на меня. – Ладно, я пойду. Надо доделать еще пару дел. Да и мама твоя может скоро вернуться. Пока.
Она взяла чашки и пошла к двери.
- Еще раз спасибо за шоколад, – поблагодарил я соседку, закрывая за ней дверь.

Так Лиза вошла в мою жизнь, постепенно изгоняя из неё скуку и серость. С этих пор у Лизы я стал проводить времени больше чем в своей квартире, не считая времени сна. И в баре, что располагался чуть ниже по улице, где моя соседка по подъезду, а ныне лучший и единственный друг, подрабатывала несколько ночей в неделю барменом.
После школы, даже не заглядывая домой, я спешил к Лизе, и проводил у неё почти весь оставшийся вечер, до тех пор, пока мама не должна была вернуться с работы. Мы устраивали поздний обед, весело болтая о какой-нибудь ерунде. Она интересовалась моими делами в школе, моей учебой и отношением с одноклассниками. Я чаще пытался отшутиться, плавно переводя разговор в другое русло и в эти моменты, всегда замечал на губах моей милой соседки понимающую, но с небольшим саркастическим уклоном полуулыбку.
Когда наша трапеза подходила к концу, мы перебирались в единственную комнату в доме, которая являла собой совсем не большое помещение с внушительных размеров окном. Сюда были втиснуты: двуспальная кровать, напротив неё письменный стол, на котором стоял далеко не новый компьютер, в правом, дальнем углу, прямо на полу располагался музыкальный центр, а рядом просто огромная, выше меня ростом подставка для дисков вся забитая музыкальными дисками, в левом же углу примостился скромный шкаф. Большую его часть занимал стеллаж с открытыми полками, полностью заставленными книгами, и совсем узенькая часть шкафа была отведена под одежду. Здесь Лиза работала, печатая статьи для разного рода журналов. Она говорила, что занимается своего рода «свободной журналистикой», и это позволяет её свободно путешествовать.
Пока моя благодетельница занималась делами я, валяясь на кровати в наушниках, пытался совладать со своим домашним заданием, а если было совсем все не понятно или до безумия лень, я брал какую-нибудь книгу, что казалось, могла меня заинтересовать, и погружался в неё. Когда Лиза освобождалась, она помогала мне с неоконченными уроками, потом готовила горячий шоколад, и мы устраивали чтения вслух, или шли гулять в парк. Иногда она показывала мне свои картины и рассказывала о местах, изображенных на её полотнах, и случалось легенды связные с некоторыми из этих мест.… Ах да. Я забыл упомянуть об этом в своих описаниях. Лиза очень хорошо умела рисовать, и левый угол её маленькой комнатки, тот, что рядом с дверью, был заставлен полотнами, а один из самых больших ящиков стола был завален набросками в карандаше
Даааа … как сейчас помню, я обожал рассматривать эти картины. По ним, можно сказать, я учил географию, и с каждым новым пейзажем у меня постепенно складывалось мнение, что Лиза обогнула почти весь земной шар по кругу. С её полотен на меня смотрели пейзажи Сиднейского оперного театра, Карнакского храма в Египте, Сикстинской капеллы в Ватикане, Стоунхенджа в Англии, Храма Спаса на Крови в России, пейзажи огромных диких пляжей и океана, величавых гор и мощных водопадов, и еще множества интереснейших мест, описания коих отняло бы у меня не мало времени. Я учил города и страны по её работам, обещая себе, что когда я вырасту, то обязательно пущусь в путешествие по наиболее запомнившимся мне местам. Мой мир постепенно перекрашивался из серого в новые, более живые цвета.
Примерно так мы и проводили наши вечера, а где-то в полдесятого я собирался домой, и ожидал там маминого прихода. Перекинувшись парой слов с мамой, я ужинал и, либо ложился спать, либо, если Лиз работала в баре, с нетерпением ждал, пока мама уснет, и бежал в бар. Это было средней величины заведение, где всегда царил легкий сумрак и море народу. Возможно, именно из-за того, что бар постоянно был забит людьми, ни кого не волновал ребенок, сидевший в углу барной стойки, а позже к моему присутствию просто привыкли. Я сидел, наблюдая за посетителями, болтал с Лиз, когда у неё было на то время, иногда со мной перебрасывались словечками и другие бараманы, а иногда и завсегдатаи бара. Я засиживался почти допоздна, пока Лиза, чуть ли не пинками, выпроваживала меня домой, с криками, что я опять завтра просплю половину уроков, а на другой половине буду клевать носом. Она отпрашивалась минут на 10, что бы проводить меня до подъезда и пожелать спокойной ночи и удачного дня. Я тихо, на цыпочках, проходил в комнату и ложился спать, зная, что завтра еле продеру глаза, вставая, и, как и предупреждала Лиза, опоздаю в школу, но безумно довольный проведенным временем. А в выходные чего Лиза только не придумывал, если не была занята своими делами. Но рассказ этот займет у меня еще больше времени, пусть же воспоминания эти останутся только моими.

URL
Комментарии
2013-01-04 в 18:33 

}{odiachaia Katastrofa
- Чё я делаю здесь,а господи? - Да черт тебя знает, дочь моя.
Есть несколько чисто грамматических ошибок и пропущены знаки препинания перед тирешками во всех диалогах - посмотрите внимательнее. Не могу сказать,что рассказ мне понравился, но идея ороша - просто, наверное, это не моя тема. Укажу только пару стилистичеких ошибок.
К примеру:
Его лицо постепенно стерлась из моей памяти,
Его лицо постепенно стиралось - думаю так будет лучше - т.к. действие длилось на протяжении некоторого времени.
Нравиться – спросила
Оформление: - Нравится? - спросила она
браманы,
Бармены?

Ну где-то так.

2013-01-04 в 22:44 

Marick.
Простить, желание понять, Любить, иль снова ненавидеть. Иискать, желать, терять, мечтать. Открыв глаза хочу лишь видеть.
Спасибо огромное за комментарии. Учту недочеты.

URL
2013-01-04 в 23:16 

}{odiachaia Katastrofa
- Чё я делаю здесь,а господи? - Да черт тебя знает, дочь моя.
Не за что)
Собрату по перу помочь всегда готова )

   

истории отчаяния и надежд

главная